Аграрная колонизация

В начале 50-х годов, когда восхваления в адрес «гениального вождя и учителя» достигли апогея, в экономике страны, особенно в сельском хозяйстве, стали нарастать кризисные явления. Урожаи падали, не хватало хлеба и других видов продовольствия, уровень жизни в деревне, замученной принудительным, почти неоплачиваемым трудом, различными поборами и налогами, удушающими крестьянское личное «подсобное» хозяйство, был нищенским. Внедрение новых технологий и производств в промышленности тормозилось сверхцентрализованной системой управления и бериевской «лагерной экономикой», рассчитанной на применение дармовой рабочей силы заключенных и, стало быть, не допускающей массового применения техники более сложной, чем лопата. Из-за использования низкопроизводительного принудительного труда все острее ощущалась нехватка сырья. Сталинско-бериевская машина «чрезвычайной индустриализации», полностью уничтожившая рынок и товар, но-денежные отношения вместе с крестьянскими укладами, воплощенная в системах по-военному управлявшихся главков бывшего Наркомтяжпрома и ГУЛАГа, стала входить во все большее противоречие с начавшейся в мире научно-технической революцией, с потребностями развития страны. Так, уже при реализации более сложного атомного проекта, за которую отвечал лично Берия, принятые в этой системе методы и «стимулы» регулярно не срабатывали.


Вскоре после смерти Сталина и ареста Берии в сентябре 1953 г. был разработан чрезвычайный план подъема аграрного (а через него и промышленного) производства. Были повышены закупочные цены на сельскохозяйственные продукты, существенно уменьшены «зверевские» (по фамилии наркома, а затем министра финансов А. Г. Зверева) податные налоги, колхозники начали получать свободу передвижения. Деревня впервые стала использовать значительные количества техники, что позволяло отчасти заменить массы людей, уходивших на заводы и стройки. Параллельно с 1954 г. началось освоение целины, множество людей со всей страны поехали распахивать и обживать миллионы гектаров степных земель. На этих землях начался бурный рост совхозов (до того сравнительно немногочисленных), своеобразно сочетавших труд раскрестьяненного земледельца и наемного рабочего. Совхозная форма организации сельскохозяйственного производства в сравнении с колхозной, основанной на простой кооперации распыленных прежде по индивидуальным хозяйствам производителей и средств производства (когда эффект кооперации непосредственно порождает крупное производство), означала переход к новой фазе аграрной политики.

Наращивание и даже поддержание производства сельхозпродукции на прежнем уровне отныне требовало все возрастающих инвестиций, капиталовложений. Но в то же время крупная индустрия перестала нуждаться в сохранении старого крестьянского сельскохозяйственного уклада, ощутила себя «свободной» от забот о его сохранении, выйдя на простор «целинных и залежных земель», т.е. на простор лишенного каких-либо корней агропроизводства. Судьба старой крестьянской деревни была тем самым предрешена.

В результате этих предпринятых с конца 1953 г. срочных «антикризисных» мер (которые, в свою очередь, стали возможными лишь в результате изменений в системе управления) сельскохозяйственное производство начало расти, позволяя высвобождать значительные людские ресурсы. Росла и крупная промышленность, расширяясь за счет прилива новой рабочей силы из деревни и некоторого технического перевооружения, проводившегося в первую очередь на вновь строившихся и расширявшихся предприятиях. Крупная индустрия получила новый импульс и ресурсы для движения на восток страны — в Сибирь, Казахстан и другие районы. Вновь воспроизвелся (в несколько модифицированном виде) исконный российский способ разрешения противоречий внутреннего развития — за счет внешней аграрной и позднее индустриальной колонизации. Такой способ выхода из кризиса определил и пути дальнейшего развития.

Комментарии закрыты.



Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (20)