Ограниченность перестройки

Нынешняя перестройка отнюдь не сразу, а лишь постепенно нащупывает, что же именно она должна отрицать и перестраивать. Не в последнюю очередь это связано как с противоречивостью самого явления «застоя», так и с фундаментальными закономерностями эволюционного механизма, лежащего в основе механизма индустриализации без рынка. Индустриализация без рынка — это способ решения проблем национальной модернизации путем перманентного роста монопольной тяжелой индустрии, базирующейся на нетоварных общественных укладах и использующей последние в качестве внешних ресурсов собственного развития. В этих условиях прогресс общества, выражающийся в росте монопольной индустрии, оборотной стороной имел беспрецедентный по своим социальным последствиям, мучительный процесс изживания дотоварных, несовместимых с рынком укладов и отношений старой России. Процесс исторического отрицания последних, неизбежный при любом варианте национальной модернизации, в данном случае происходил на нетоварной же, монопольной основе. Это первое «отрицание» дотоварного полупатриархального общественного уклада привело к новому, безрыночно-индустриальному состоянию общества, в котором нетоварные отношения производства и распределения оказались загнанными внутрь, но не преодоленными, сломанными, но возрождающимися вновь и вновь. Для полного изживания нетоварных, антагонистичных рынку отношений необходимо второе «отрицание» — на этот раз уже самой монополии, подавляющей рынок и постоянно воспроизводящей нетоварные, командно-административные формы общественной жизни.


Тайна и законы движения этого процесса нерыночной индустриализации, подчиняющей своим целям и логике все общество, — вот действительный ключ к пониманию российской истории XX века, но лишь в эпоху «застоя» впервые пошатнулось незыблемое ранее в общественном сознании основание той отнюдь не сказочной «скалы», в недрах которой покоится тот «сундук» с тем «ключом»…

Но «сундук» тот цел, и цела «скала», а на место старых иллюзий приходят новые… Как, к примеру, было бы хорошо, если бы этот отрезвляющий застой означал конец старой системы со всеми ее издержками, и все бы, вздохнув с облегчением, назавтра начали новую жизнь — без сталинизма, без ведомств, без поворотов рек, без бесхозяйственности и бюрократизма. Но «мертвый хватает живого» — оборотная сторона нынешней кризисной ситуации в том, что вместе с экономической системой сталинизма грозит остановиться и вся жизнь общества. Ведь мы настолько тесно все еще связаны с этой экономической системой (и заслуга перестройки в том, что она выявила эту связь), что старая система, погибая, способна утянуть за собою в пропасть все общество, и задача сейчас в том, чтобы суметь преобразовать экономическую и политическую систему сталинизма прежде, чем кризис станет летальным.

Комментарии закрыты.



Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (11)