Поворот к развитому социализму

22.09.2008

Поворот в октябре 1964 г. означал в экономическом плане не только отрицание, но и своеобразное продолжение процессов и реформ «славного десятилетия» 1953—1964 гг. Реформа 1965—1968 гг. завершила переход к министерско-ведомственной форме организации промышленности, вывела его на «ведомственный» простор, открывший поистине неограниченные возможности для экспансии крупной индустрии, после чего «эра реформ» закончилась. «Самостоятельность» в осуществлении капиталовложений раскрепостила возможности отдельных ведомств, обеспечив им хозяйственную независимость друг от друга. Тем самым был усовершенствован механизм роста в условиях монополии и обеспечена дополнительная эмансипация партийного аппарата от непосредственной хозяйственной ответственности при сохранении за ним полновластия и права определения хозяйственной политики.

На протяжении второй половины 60-х, 70-х и начала 80-х годов отраслевые министерства и ведомства росли как грибы после дождя: если в 1954 г. насчитывалось всего 28 центральных (общесоюзных и союзно-республиканских) отраслевых министерств и три государственных комитета, а в начале 1960-х годов их число сократилось примерно до двух десятков, то в 1974 г. было 44 центральных отраслевых министерства и почти два десятки государственных комитетов, а к началу 1980-х годов число центральных ведомств приблизилось уже к сотне (не считая почти 800 республиканских министерств и ведомств). В основе всего экономического и социального развития после 1965 г. лежал нехитрый «эволюционный цикл»: выделение (дифференциация) капиталовложений из централизованного казенного «пирога» для новой отрасли или сферы производства — создание нового министерства (ведомства) — освоение «выбитых» капиталовложений путем концентрации новых огромных людских и материальных ресурсов для строительства новых гигантских заводов, комбинатов, электростанций, водохранилищ и т.п. — разработка и осуществление новых, все более дорогостоящих и хищнических «проектов века» с целью получения новых вложений и средств из того же «пирога». Остановить этот процесс могло бы только исчерпание основных доступных системе человеческих и природных ресурсов. Отсутствие рынка, т.е. внутреннего органического механизма саморазвития, обрекало ведомства на непрерывную погоню за внешними, не воспроизводимыми самой системой ресурсами, на покорение внешних пространств, богатств и… столь же внешних для экономической системы технологий.

Единственным реальным результатом провозглашенной в 1965 г. экономической реформы (кроме торжества министерско-ведомственной монополии) стали некоторые меры, способствовавшие временному оживлению аграрного сектора, развитию совхозной формы сельскохозяйственного производства. Так, производство мяса увеличилось с 8,3 млн. т в 1964 г. до 12,3 млн. т в 1970 г. В остальном реформа вылилась прежде всего в многочисленные разговоры о реформе. После 1970 г. все эксперименты по использованию отдельных элементов товарно-денежных отношений тихо, но планомерно удушались в объятиях ведомств. Постепенно прекратились даже и разговоры об экономической реформе, страна вступила вдруг в «развитой социализм», означавший развитую командно-административную систему нового поколения и развитую монополию ведомств.

Слом сверхцентрализированного аппарата

20.09.2008

Поэтому одним из главных вопросов конца 1950-х — середины 1960-х годов стал вопрос о преобразовании и совершенствовании организации монопольной крупной промышленности для расширения ее возможностей по освоению новых ресурсов, о создании новых форм централизованного накопления и дифференциации все возрастающего потока капиталовложений. Сформировавшийся к началу 1930-х годов сверхцентрализованный аппарат Наркомтяжпрома, разделившийся затем на несколько наркоматов (министерств), по своей сути представлял собой орган чрезвычайного, военного управления промышленностью и столь же. чрезвычайного, приспособленного для условий войны сверхцентрализованного распоряжения всеми ресурсами страны, прежде всего людскими.

Читать полностью »

Механизм выхода из кризиса

18.09.2008

Столь быстрый «успех» мер довольно ограниченных, но обеспечивших высвобождение значительных людских ресурсов, освоение не менее значительных природных ресурсов новых районов и бурный рост экстенсивных экономических показателей полностью уничтожил все робкие, возникшие в годы кризиса 1953—1954 гг. попытки использовать отдельные элементы товарно-денежных отношений в деревне и городе. Этим и объясняется «неожиданный» резкий поворот уже с 1957—1958 гг. вновь к командным формам управления в промышленности и сельском хозяйстве, дополняемым «грандиозными» идеологическими кампаниями и программами. Такое неоднократно происходило в нашей истории: вызванный кризисом политики и экономики «военного коммунизма» нэп, использовавший товарно-денежные рычаги, был вскоре сметен начавшимся форсированным развертыванием крупной индустрии, ликвидировавшим все рыночные элементы и отношения; так было и в конце 50-х годов, так было и позднее, в конце 60-х годов, когда после кризиса 1962—1965 гг. очередные попытки внедрить элементы товарно-денежных отношений в качестве механизмов экономики кризисного периода были в очередной раз отброшены, как только кризис смягчился благодаря вовлечению последних ресурсов экстенсивного развития. Все эти краткие периоды «оживления», точнее, гальванизации отдельных элементов товарно-денежных отношений в период кризисов с одной стороны, облегчали выход из очередного тупика командно-административной системы, а с другой — готовили свое собственное, все более радикальное уничтожение, поскольку выход из кризиса всякий раз осуществлялся путем поглощения нерыночной индустриальной системой все новых (а с конца 1960-х годов — последних) ресурсов деревни и приводил к еще большему усилению мощи командно-административной монополии.

Читать полностью »

Аграрная колонизация

16.09.2008

В начале 50-х годов, когда восхваления в адрес «гениального вождя и учителя» достигли апогея, в экономике страны, особенно в сельском хозяйстве, стали нарастать кризисные явления. Урожаи падали, не хватало хлеба и других видов продовольствия, уровень жизни в деревне, замученной принудительным, почти неоплачиваемым трудом, различными поборами и налогами, удушающими крестьянское личное «подсобное» хозяйство, был нищенским. Внедрение новых технологий и производств в промышленности тормозилось сверхцентрализованной системой управления и бериевской «лагерной экономикой», рассчитанной на применение дармовой рабочей силы заключенных и, стало быть, не допускающей массового применения техники более сложной, чем лопата. Из-за использования низкопроизводительного принудительного труда все острее ощущалась нехватка сырья. Сталинско-бериевская машина «чрезвычайной индустриализации», полностью уничтожившая рынок и товар, но-денежные отношения вместе с крестьянскими укладами, воплощенная в системах по-военному управлявшихся главков бывшего Наркомтяжпрома и ГУЛАГа, стала входить во все большее противоречие с начавшейся в мире научно-технической революцией, с потребностями развития страны. Так, уже при реализации более сложного атомного проекта, за которую отвечал лично Берия, принятые в этой системе методы и «стимулы» регулярно не срабатывали.

Читать полностью »

Сложность понимания общественных процессов

14.09.2008

Решить эту главную задачу преобразования системы сталинизма нельзя без критического осмысления истории эпохи «застоя» и неразрывно с ней связанного периода «оттепели». Между тем реальной, неотредактированной истории 1950 — 1980-х годов практически нет — и это при раздающихся все чаще призывах «кончать с историей», которая  якобы мешает заниматься современными проблемами. Обсуждение недавнего прошлого постоянно вертится вокруг лидеров и лиц, к ним приближенных. Разумеется, мало кто верит сейчас в «культ Хрущева» или «культ Брежнева», но реально общественная мысль при объяснении исторических событий никак не может выйти за рамки представлений о решающей роли характера того или иного вождя, его успехов в аппаратной борьбе. Спектр объяснений причин и логики «застойной эпохи» достаточно широк, от наивных утверждений типа: «В какой-то розовый момент, когда голова слегка затуманилась от показавшегося преуспеяния, неизвестно какой бес лукаво нашептал: настал-де, Никита-свет, твой звездный час, твое исключительное предназначение. Смело бери в руки бразды — и с ветерком! Покажи всём кузькину мать. И как-то сладко поверилось в это…» — до более сложных политологических конструкций: «После изъятия посреднической роли репрессивных органов в борьбе между харизматическим лидером, каковым был Хрущев, и бюрократией… эта борьба завершилась полной победой бюрократии и снятием Хрущева со всех занимаемых постов. В результате мы получили эпоху застоя, что означает эпоху тотального господства бюрократии». Можно привести множество подобных им объяснений, имеющих широкое хождение в нашей публицистике.

Читать полностью »




Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (32)