Слом сверхцентрализированного аппарата

Поэтому одним из главных вопросов конца 1950-х — середины 1960-х годов стал вопрос о преобразовании и совершенствовании организации монопольной крупной промышленности для расширения ее возможностей по освоению новых ресурсов, о создании новых форм централизованного накопления и дифференциации все возрастающего потока капиталовложений. Сформировавшийся к началу 1930-х годов сверхцентрализованный аппарат Наркомтяжпрома, разделившийся затем на несколько наркоматов (министерств), по своей сути представлял собой орган чрезвычайного, военного управления промышленностью и столь же. чрезвычайного, приспособленного для условий войны сверхцентрализованного распоряжения всеми ресурсами страны, прежде всего людскими.


Но по мере роста и неизбежного усложнения структуры промышленности сверхцентрализованный аппарат управления все более ограничивал развитие крупной индустрии и всего хозяйства, нарастала необходимость перехода от форм чрезвычайных к формам более приспособленным к длительному развитию в новых условиях. Подчеркнем еще раз, что в 1950 — 1960-х годах реально речь шла не о радикальном преобразовании сталинской командно-административной системы, не о развитии рынка, а именно о ее совершенствовании и модернизации в рамках единой хозяйственной монополии, об отыскании «скрытых резервов» этой системы; на это и были направлены реформы 1950 — 1960-х годов, сопровождавшиеся потоком звучных лозунгов, призывов и обещаний.

Первоначальная попытка дифференциации сверхцентрализованной системы путем создания совнархозов, предпринятая Хрущевым при одобрении возглавлявшегося им партийного аппарата («Идея совнархозов, непопулярная среди министров, показалась весьма привлекательной для секретарей обкомов и ЦК компартий, которые становились менее зависимыми от Москвы»), заведомо носила характер переходной, чрезвычайной меры, так как вопиюще не сочеталась с существовавшей командно-административной системой отчуждения — распределения продуктов и потому вызывала резонную критику со стороны многих старых «сталинских» хозяйственников и крупных руководителей. Однако создание совнархозов оказалось в то же время необходимым и единственно доступным «новым силам» средством слома старого сверхцентрализованного аппарата управления экономикой.

Это первое «отрицание» породило маложизнеспособную экономическую структуру, но выполнило важнейшую политическую задачу — свергла прежний постсталинский Президиум ЦК, сплотило «новых людей» в ЦК — будущих «творцов застоя», практически сформировало будущее ядро брежневского руководства (сам Брежнев вошел в Президиум ЦК в ходе июльского (1957 г.) Пленума, а кандидатами в члены Президиума ЦК стали А. Косыгин, А. Кириленко, К. Мазуров; М. Суслов стал членом Президиума ранее, в 1956 г., после XX съезда КПСС). Второе «отрицание», своего рода «отрицание отрицания» в 1964—1965 гг. свергло Н. С. Хрущева, привычка которого к единовластию была сильнейшей угрозой новому «коллективному руководству», а вместе с ним и все переходные экономические структуры, которые выполнили свою функцию «расчистки старых завалов».

Комментарии закрыты.



Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (18)