Технологические сдвиги

С конца 20-х годов вплоть до начала перестройки военное соперничество с внешним миром было важнейшим фактором, определявшим бытие социалистического общества. Именно достижения и провалы в военно-стратегическом соревновании с наибольшей силой воздействовали на принятие решений в экономике. Отсутствие сливочного масла в Воронеже было для руководства страны малозначимой проблемой по сравнению с отсутствием советского аналога американского оружия какого-либо типа «X». Через имперскую военную мощь, направленную вовне и внутрь страны, происходила легитимизация власти.

Военная гонка служила главным акселератором нововведений в советской экономике и, как мы увидим впоследствии, была одной из причин ее гибели. Новые технологии, необходимые для производства вооружений, должны были входить в хозяйственный обиход, даже если их применение противоречило логике экономической системы и разрушало сложившиеся формы планового управления.

В 50-х годах в нашей стране развивались принципиально новые производства, такие, как электроника и химия полимеров, первоначально — как придатки технологических деревьев конкретных видов вооружений. Вскоре, однако, стало ясно, что немыслимо создавать чрезвычайно сложную новую технику применительно к каждой отдельной производственной программе, и новые технологии организационно оформились в отдельные отрасли, поставляющие продукцию различным приоритетным заказчикам. Взятые вместе, они образовали новое технологическое ядро общественного производства. И тут оказалось, что планировать его развитие так, как это делалось в отношении старого технологического ядра, практически невозможно.

Начнем с того, что в условиях «холодной войны» новые отрасли уже не могли закупаться на Западе целиком. Они «заимствовались», оттуда по кусочкам, что исключало комплексный характер нового индустриального строительства. Однако главная причина трудностей лежала не в запретах НАТО, а в дисперсном характере новых технологий. В новых отраслях производилась продукция огромной и постоянно обновляемой номенклатуры, обычно— малыми и средними сериями, что резко увеличило объем управленческих задач. Привычное планирование их «сверху» в развернутой номенклатуре оказалось несостоятельным.

Власть и информация трагическим для командной экономики образом разделились. Власть отдавать приказы по-прежнему принадлежала верху», но он был уже  информационно  слеп.   Потребности  были известны   «низу»,   который  не  имел   власти.   В  первый  раз в СССР проваливалась   идея  управления   страной  как  одним   цехом,   и   уже не в потребительском  секторе, где это в принципе никогда   не было возможно,   а   в   самом   любимом    властями    военно-промышленном комплексе.

Комментарии закрыты.



Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (20)