Торговцы партии

На бюрократическом рынке в СССР, помимо описанных выше горизонтальных обменных отношений между относительно равноправными участниками, входящими в различные иерархические структуры, действовали еще и вертикальные, неравноправные. Они были построены на подчинении, которое, однако, является не делом страха и чести, как в сталинские времена, а торговой сделкой сильного вышестоящего органа, имеющего заведомо больший вес, со слабым, нижестоящим.

Наличие асимметричных вертикальных отношений приводит к появлению на бюрократическом рынке продажных ценностей иерархического общества. Отраслевые органы торгуют в основном планами производства и распределения ресурсов, нормативные — методикой учета хозяйственной деятельности, контрольные — административными инструкциями часть из которых в СССР называлась законами, партийные — всеми ценностями административной системы независимо от иерархической принадлежности. Предметом торговли является также соглаасие и несогласие выполнять распоряжения и инструкции (законы), власть и положение в иерархических структурах.

Таким образом, бюрократический рынок реализует общественный строй, где действительно все покупается и продается — даже то, что не подлежит покупке в обычной рыночной системе. Необходимо, однако, отметить, что обмены осуществляются не любыми благами между первыми встречными людьми «с улицы», а только через определенные обменные цепочки, которые либо возникают от случая к случаю, либо действуют постоянно.

Бюрократический рынок сформировал определенный тип управленца — не «солдата партии», как в сталинское время, а «торговца партии», для которого в. государственной деятельности «нет никаких институциональных ограничений». Судьба сибирской реки может обмениваться на диссертацию, согласие поставить партию труб — на московскую прописку для одного человека.

Ни распоряжения высочайшего «верха», ни обязательные для всех правила, ни законы страны не являются в этой системе категорическими императивами. Сам черт перестал быть братом такой управленческой структуре. Новым советским обычаем стало невыполнение самых решительных постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР. Секретарь райкома партии может придержать прокурора, чтобы председатель колхоза мог незаконно нанять шабашников, которые позволят вытянуть план и колхозу, и району. «Для пользы дела» можно наплевать на инструкции и выпустить в море ломающееся на ходу судно с пассажирами на борту или продать запрещенные к употреблению продукты питания.

Называя нашу систему бюрократическим рынком, мы немного лукавили, принося точное ее определение — административный рынок — в жертву удобству употребления международного принятого термина. Мы практически не имеем настоящей бюрократии, верной своему служебному долгу и умеющей четко и добросовестно выполнять все инструкции и распоряжения вышестоящих органов. Поэтому, рассуждая о путях перестройки экономики, нужно ясно отдавать себе отчет в том, что Советский Союз не в состоянии воспроизвести у себя даже тот относительно небольшой объем административного нерыночного регулирования, который существует на Западе. Рыночной экономике, которая должна прийти на смену административному рынку, придется обходиться даже без того государственного вмешательства, которое имеет место в капиталистических странах.

Бюрократическая торговля в СССР, в конечном счете, продала саму себя, выменяв статусную систему, лежащую в ее основе. В результате та потеряла даже то значение, которое имеет в несоциалистическом мире. Академик у нас — не обязательно ученый; врач — обладатель диплома — не умеет лечить больных.

Статусы придется воссоздавать с помощью того же рынка. Инженером будет считаться тот, кого, вне зависимости от наличия диплома приглашают на инженерную работу, врачом — тот, к кому ходят больные. Нас ожидает не традиционный рынок, который действует на Западе меж устойчивых социальных структур, а суперрынок, который эти структуры формирует.

Комментарии закрыты.



Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (30)