Высшая и последняя стадия социализма

В. Найшуль

                                             Все они теперь, собравшись у подножия горы, выли, махали руками, потрясали ружьями и топорами, но не двигались вперед ни на шаг.

                                            Ж. Верн. Дети капитана Гранта

Согласно распространенной точке зрения, советская экономика управлялась сверху директивными органами. Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Совета Министров СССР, аппарат ЦК и Совета Министров или, на худой конец, Госплан СССР разрабатывают планы или их основные направления. Затем эти планы, спускаясь по иерархиям вниз к министерствам, главкам, объединениям и предприятиям, конкретизируются и превращаются, наконец, в производственные задания предприятиям. Административно-командная система управляет страной…

Людям, анализировавшим в брежневскую эпоху обычную практику хозяйственного управления в нашей стране, реальность представлялась часто совсем в ином свете. В стране действовала не командная система, а экономика согласований — сложный бюрократический рынок, построенный на обмене-торговле, осуществляемой как органами власти, так и отдельными лицами. В отличие от обычного, денежного рынка товаров и услуг на бюрократическом рынке происходит обмен не только и даже, пожалуй, не столько материальными ценностями (товарами производственного назначения, предметами потребления или допусками к кормушкам и пайкам}, но и властью и подчинением, правилами и исключениями из них, положением в обществе и вообще всем тем, что имеет какую-либо ценность. Согласие директора предприятия на увеличение плана может быть обменено, например, на улучшение его служебного реноме, дополнительную партию труб и незаконное разрешение нарушить одно из положений инструкции.

Бюрократический рынок так же, как и товарно-денежный, обладает стихийной способностью к саморегуляции. То, что на нем происходит, зависит от всех участников торга вместе и ни от кого в частности. Советский бюрократический рынок устойчиво гасит действия даже таких крупных дилеров, как ЦК КПСС или Совет Министров СССР. Их постановления и решения, касающиеся усиления, улучшения, совершенствования, упразднения и создания, а также проведения радикальных, крупномасштабных экспериментов и реформ, вызывают, как правило, лишь быстропроходящую рябь на поверхности народнохозяйственного болота. Стоит также заметить, что столь характерное для нашей страны отсутствие виноватых при наличии потерпевших является свойством именно рыночной, а не командной организации общества.

Общим для обычного и бюрократического рынка является еще и то, что насилия над ними имеют отрицательные последствия для экономики, причем в последнем случае они оказываются даже более разрушительными. Грубые вмешательства в нормальный процесс бюрократической торговли, сделанные с самыми честными намерениями, ухудшают и без того неблестящие результаты хозяйственной деятельности рынка «видимых рук», срывая с трудом поддерживаемые им народнохозяйственные балансы.

В то же самое время бюрократический рынок имеет ряд свойств, которые резко отличают его от обычного рынка и делают их антиподами. Основой обычного рынка являются экономические права участников, бюрократического — обязанности, экономическая активность в одном случае инициируется избытком, в другом — дефицитом, конкуренция действует соответственно в сфере производства и в сфере потребления.

В данной статье мы рассматриваем генезис бюрократического рынка в СССР, его основные характеристики, социально-экономические последствия его функционирования и возможности реформирования. Мы попытаемся показать, что бюрократический рынок брежневской эпохи олицетворяет собой все лучшее, что может быть создано в народном хозяйстве при социализме, что любые изменения и усовершенствования ухудшают результаты его деятельности, что его нельзя изменить, а можно только заменить.

Брежневская экономика явилась высшей и последней стадией социализма. Со стороны будущего к ней примыкает настоящий рынок, предпосылки для которого она создала в виде бюрократического антирынка. Со стороны прошлого она является порождением сталинской командной системы, формальные институты которой унаследовала в практически неизменном виде. Мы начнем статью с краткого описания сталинской модели, затем также коротко коснемся переходного периода от командной экономики к экономике согласований и, наконец, подробно остановимся на бюрократическом рынке и попытках его реформировать.

Переходя к основному тексту статьи, нельзя не сделать предварительно ряд методологических замечаний. Драматическим событиям нашей экономической истории в этой работе даются, как правило, экономические объяснения. Это отнюдь не означает, что автор считает их единственными или самыми важными. Будучи экономистами, мы, однако, не обсуждая сравнительную важность тех или иных причинно-следственных связей, в первую очередь сосредоточиваем внимание на экономических закономерностях.

В тексте статьи читатель найдет очень мало упоминаний о влиянии на экономическое развитие страны действий отдельных лиц, пусть даже облеченных высокой властью. Причиной этого является позиция автора, считающего функционирование общества по большей части результатом действия обстоятельств и имеющегося в обществе набора идей.
 
Ничтожность множества политических фигур, которым отводится роль великих злодеев или благодетелей, не оставляет сомнения в малозначимости их личного вклада в то или иное развитие событий. Такой взгляд на историческую динамику оправдан еще и потому, что нацеливает исследователя на поиск закономерностей развития там, где противоположная позиция позволяет ограничиваться ссылкой на произвол отдельных исторических персонажей.

Комментарии закрыты.



Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (16)